Беседа об Анатта-лаккхана сутте — Махаси Саядо

Беседа об Анатта-лаккхана сутте — Махаси Саядо


ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ «БЕСЕДА ОБ «АНАТТА-ЛАККХАНА СУТТЕ»»


Однажды Благословенный пребывал в Пещере вепря (Sūkarakhatalena) на Пике коршуна (Gijjhakūṭa). Почтенный Сарипутта стоял позади Благословенного, обмахивая его опахалом. Странник Дигханатха (Dīghanakha) приблизился к Благословенному и после вежливого обмена любезностями промолвил: «Моё воззрение, почтенный Готама, таково: «Ничто не может быть приемлемым для меня». (МН.74)

Он имел в виду, что ему не нравится ни одно из бытующих воззрений, другими словами, воззрение о том, что новое существование возникает после исчезновения нынешнего. Однако, так как он провозгласил, что не одобряет ни одно из воззрений, это означало, что и его собственное, нигилистическое, ему также не нравилось. Исходя из этого, Благословенный вопросил его: «Приемлемо ли для тебя это твое воззрение: «Ничто не может быть приемлемым для меня?»

На это странник Дигханатха уклончиво ответил: «Даже если бы это воззрение было бы приемлемо для меня, это было бы тем же самым». Так, придерживаясь практики тех, кто обладал ошибочными взглядами, он увиливал, когда понял, что то, во что другие верят и о чем говорят, неверно. Чтобы выявить то воззрение, которое имел странник, Благословенный произнес:


«Вера в вечность (sassatadiṭṭhi) связана с пристрастием (sārāgāya), с оковами (saṃyogāya), с наслаждением (abhinandanāya), с захваченностью (ajjhosānāya), с присвоением (upādānāya). А вера в уничтожение связана с беспристрастием, свободой от оков, с разочарованием, с отпусканием, с отречением».


Странник Дигханатха воскликнул: «Почтенный Готама восхваляет моё воззрение, почтенный Готама одобряет мое воззрение!» Тем временем, Благословенный лишь отметил достоинства и минусы воззрений о вечности и об уничтожении.


Этерналисты питают отвращение к недобродетельным деяниям и сторонятся их, поэтому в новом существовании не испытывают плачевых результатов. Они совершают благие поступки, однако всецело увлечены сладострастием и таким образом благоприятствуют появлению новых циклов бытия. Комментарии утверждают, что отказаться от воззрений о том, что: «Живое существо, личность, нерушимы и пребывают в вечности», представляет значительные затруднения.

Таким образом, даже те, кто симпатизирует буддийскому мировоззрению, приходят в замешательство в принятии того, что нет ни живого существа, ни личности, но лишь обусловленный процесс умственных и материальных явлений.

Для арахантов, которые с корнем вырвали жажду, больше нет возникновения потока ума и материи после достижения окончательной Ниббаны. Этот поток достиг в их случае своего полного завершения. Этерналисты же предпочитают считать, что после окончательной Ниббаны араханты продолжают пребывать в каком-то особенном состоянии. Комментарии на этот счет замечают:


«Этерналисты знают, что есть эта жизнь и есть следующая жизнь. Они знают, что благие и неблагие деяния приносят соответствующие результаты. Они вовлекаются в свершение добродетельных деяний и избегают зла.
Однако они упиваются существованием, что увлекает их в новую жизнь. Даже пред лицом Благословенного или его последователей они далеко не сразу способны отринуть свои взгляды. Поэтому говорится, что, несмотря на то, что «ущерб» этих взглядов не слишком велик, отринуть их сложно.


С другой стороны, нигилисты не признают, что после этой жизни возникает новая жизнь. Они не знают, что благие и неблагие деяния приносят соответствующие результаты. Они не вовлекаются в совершение добродетельных деяний и не страшатся зла. Они не наслаждаются добрыми делами, которые увлекают их в новую жизнь, потому что не верят в неё. Однако если они оказываются пред лицом Благословенного или его последователей они способны быстро отринуть свои взгляды. Поэтому говорится, что ущерб этих взглядов велик, но их легко отринуть».

Заявляя, что «новое становление возникает под влиянием каммы», буддизм не имеет в виду переход «я» или живого существа из одной жизни в другую. Это означает лишь возникновение новых ума и материи в новом существовании в зависимости от прошлой каммы, в то время как этерналисты считают, что то, что перерождается, есть некая личность.

Опять же, может возникнуть вопрос о том, является ли прекращение ума и материи после окончательной Ниббаны и не-возникновение их вновь, воззрением об уничтожении, которого придерживаются нигилисты, утверждая, что после смерти «ничего не остается». Тем не менее, меж этими двумя взглядами есть огромная разница, потому что нигилисты верят в существование личности, которая исчезает с физической смертью. По их мнению, не требуется никаких усилий для её исчезновения – это происходит само по себе.

Вдобавок, хотя они и считают, что их взгляды не подразумевают наличие «я», они верят, что после смерти ничего не остается, и приятные или неприятные чувства могут быть испытаны только до смерти. И эта приверженность к идее страдания или удовольствия до смерти и есть приверженность к идее о личности. В учении Будды арахант перед своим окончательным уходом не обладает «я», но представляет собой лишь поток ума и материи.

И страдания, и удовольствие – это лишь природа чувств. После достижения окончательной Ниббаны для араханта поток ума и материи останавливается, однако это происходит не само по себе. Лишь при помощи взращивания Благородного восьмеричного пути, разрушающего омрачения и камму, совершается исчезновение ума и материи, которые уже не могут никогда возникнуть вновь. В этом состоит колоссальное отличие между прекращением в учении Будды и в учении нигилистов (т.е. аннигиляционистов).



Перевод: Евгении Евмененко
Источник: A Discourse on the Anattalakkhaṇa Sutta by The Venerable
Mahāsi Sayādaw.
http://www.abhidhamma.com/Mahasi_anatta.pdf
….

Previous Единство и история буддизма. Тибетский буддизм и Тхеравада (Буддаяна)
Next Два вида страдания (dukkha) - Махаси Саядо

Об авторе

Вам также может понравиться

Таиланд и Лаос

Что обязан знать буддист? — Праюдх Паютто

Будда однажды сказал, что он окончательно войдёт в Ниббану, только когда все Четыре Благородных Собрания, именуемые монахами и монахинями вместе с мирянами и мирянками, будут наделены качествами, необходимыми для того, чтобы являться достойными хранителями и защитниками древнего первоначального Учения.

Австралия, США и Европа

О счастье — Тханиссаро Бхиккху

Неумелые действия, мотивированные неблагими намерениями, ведут к боли. У каждого из нас было множество деяний в прошлом, поэтому обязательно будет что-то хорошее смешанное с чем-то плохим.

Австралия, США и Европа

Простота — Бханте Шравасти Дхаммика

Простота придаёт человеку, у которого она присутствует, определенную привлекательность, красоту и естественность. Будда часто связывал это качество с качеством мягкости – маддава (maddava) и скромности – ладжава (lajjava) (D.III, 213; Sn.250).