Многоликая гордость и опасность практики медитации — Бхиккху Кхантипало

Многоликая гордость и опасность практики медитации — Бхиккху Кхантипало

… Можно с уверенностью сказать, что гордость — это настоящий яд для буддистов, самый опасный недостаток из всех. В других религиях, где существует поклонение Богу или божествам, можно развить большое смирение благодаря созерцанию того факта, что мы являемся всего лишь творением всемогущего Творца; но буддисты не придерживаются таких взглядов и практических методов;

вместо этого весь их путь зависит от самостоятельных усилий — усилий в области добродетели, в области сосредоточенности и в области мудрости прозрения. Под руководством хороших учителей эти усилия не будут иметь своим результатом рост гордости; но без такого руководства они нередко приносят этот недостаток. Именно здесь буддизм можно по-настоящему назвать религией «сделай сам», как его часто называют некоторые люди.

Разумному человеку нетрудно усвоить учение Будды, которое находится в Палийском Перво-Каноне. Поскольку эти понятия ясны уже при одном лишь интеллектуальном понимании, без выполнения практики, — можно, пользуясь ими в качестве основы, стать буддистом, который «всё знает». Но на деле такой человек не знает ничего, ибо алчность, отвращение и заблуждение остаются совершенно не затронуты всем его знанием. Сродни этому недостатку также и гордость, утверждающая, что сложность равноценна глубине. […]


… Можно гордиться качеством, которым обладаешь, или качеством, которым не обладаешь, но считаешь, что это так. Можно гордиться качеством, которым обладаешь лишь притворно. Можно быть по-настоящему ученым, наслаждаться действенной практикой медитации или даже ощутить определенную степень проникновения —
— всё это может сопровождаться высокомерием или гордыней. С другой стороны, можно искренне верить, что ты Просветленный или, к примеру, великий художник, даже если на самом деле это совершенно не так. Можно даже позволять людям считать, что ты обладаешь определенными духовными достижениями, зная, что на самом деле у тебя их нет. Все это гордость.

Люди способны возгордиться почти всем, что может привлечь к ним хоть немного внимания, даже если это внимание далеко не льстит им. Некоторые гордятся тем, что умеют хорошо лгать или искусно обманывать, а некоторые — тем, сколько могут выпить. Другие гордятся тем, что они бесполезны, по крайней мере, в некотором отношении. Последнее может подаваться как самооговор. Такие люди говорят: «Боюсь, я абсолютно не разбираюсь в технике», – довольно хвастливым тоном, так, как будто бы они говорят: «Мой ум устремлен к возвышенному».

Гордость касается сравнения себя с другими, а в идеале, как может показаться, мы вообще не должны себя ни с кем сравнивать. Однако мы вряд ли можем этого избежать: нам нужно сравнивать свои способности со способностями других людей время от времени в различных целях. Но сравнения можно проводить искусно или неискусно. Неискусное сравнение заключается в невротическом стремлении найти место для себя в отношениях с другими, чтобы почувствовать себя в безопасности. Вы беспокоитесь о том, где вы находитесь, равны ли вы другим, ниже или выше по сравнению с ними.

Вы можете настаивать на вашем равном положении, потому что на самом деле вы не чувствуете себя в безопасности и постоянно сравниваете себя с другими во вред себе. Более позитивная форма сравнения может быть достигнута, когда вы вступаете в отношения с другими для взаимного роста и общения, а также решения общих целей.
Если вы рассматриваете человека, как низшего по отношению к вам, это не обязательно означает, что вы смотрите на него сверху вниз. Это может означать, что вы понимаете, что можете больше сделать для него, чем он для вас. И, напротив, если вы смотрите на кого-то снизу вверх, это не обязательно означает, что вы раболепствуете. […]


… Прежде всего, не нужно обманывать себя в отношении способностей сосредоточения. Нет никакого смысла притворяться, что вся повседневная жизнь – это практика медитации – если, конечно, практикующий уже не развил мощные силы сосредоточения.
Только тот ученик, который прожил много лет в монастыре, следуя монашеской дисциплине, может на самом деле сделать повседневную жизнь подобной медитацией, но вряд ли он станет заявлять об этом другим.

Не позволяя гордыне и самомнению, тщеславию и высокомерию — затмить истинное положение вещей относительно собственных достижений в развитии силы ума, следует опираться на честность и признать собственную ограниченность. Это уже большой шаг вперёд. Мирянин, считающий себя уже архатом, на самом деле воздвиг большое препятствие на пути к продвижению, тогда как честный человек по меньшей мере обладает мудростью быть скромным.

Все эти перечисленные устремления, когда их пытаются реализовать через занятия медитацией, могут привести ничего не подозревающего последователя к заболеваниям и даже к психическим расстройствам. В буддийской медитации, где наивысшее значение придаётся личному опыту человека, нет ничего хуже, чем когда незрелый практикующий занимает место учителя.

Это очевидно ведёт к ещё большей опасности — гордости, которая может принимать различные формы. Одна из них — это гордость человека, увидевшего какие-то определённые виды света в медитации, и считающего их знаком, предваряющим джханы. Во-вторых, гордость может возникнуть у человека, который вошёл в джхану лишь на долю секунды, и с того момента возомнил себя «благородной личностью». Это может стать мощным фактором для убеждения самого себя и других.

Даже заурядные практикующие медитацию должны опасаться распространённых взглядов типа «я лучше», например: «Я прилагаю усилия, а ты…», «Я медитирую ежедневно, а ты…». Гордость является большим препятствием к любому развитию, и хотя полностью свободны от неё только Будда и Архаты, —
каждый должен использовать осознанность для предупреждения гордости. С этим также связана опасность, подстерегающая человека, постоянно стремящегося к так называемому «продвижению». Он уверен в успехе практики, потому что во время медитации видит свет, слышит звуки или испытывает другие странные ощущения. […]


Другой опасностью является занятие медитацией в условиях эмоциональной незащищённости, нестабильности или незрелости. В этом случае важным является понимание ценности благих дел и умелых поступков. Благие поступки (пуннья) очищают ум и является превосходным фундаментом для его развития. То, насколько легко удаётся достичь джхан и сколь легко обретается прозрение, в некоторой степени зависит и от этой благой каммы. Не составляет особого труда найти способы совершения благих дел в своей жизни.

Они формируют сердцевину практики хорошего буддиста: щедрость и бескорыстное жертвование, поддержка и помощь окружающим, выражение почтения, внимательное слушание лекций по учению Будды, приобретение правильного понимания этого учения. Эти и многие другие благие поступки приносят счастье, и зрелость в эмоциональном плане. Нужно всегда помнить, что благая камма способна открывать двери, давать дорогу. Она делает возможным, она создаёт возможности. Ум, который всегда направлен на совершение благих дел, — это ум, который может быть обучен развитию джхан и прозрения.

Из этого, безусловно, вытекает, что пытаться заниматься медитацией, всё время цепляясь за свои пристрастия, симпатии и антипатии, — значит делать свой путь, по меньшей мере, трудным, если не просто опасным. Медитация подразумевает отрешение, и никакая практика не будет успешной до тех пор, пока человек не готов хотя бы совершить усилие по ограничению алчности и ненависти, сдерживанию сексуального желания и распознанию периодов, когда ум поглощён заблуждением. […]

Чтобы справиться со всеми этими помехами, больше всего необходим именно опытный учитель, способный дать совет, чтобы вы могли избежать этих и других поворотов в сторону и идти прямиком к Ниббане. Те, у кого нет учителя, должны продвигаться с наивысшей степенью осторожности и всегда следить за поддержанием осознанности на высоком уровне. Если такой человек, будучи достаточно внимательным, видит, что, несмотря на все усилия, его медитация не приносит большего умиротворения внутри себя или в отношениях с другими, то очевидно, что что-то пошло не так.

В этом случае следует на время оставить занятия медитацией и приложить усилия для установления контактов с достоверными источниками информации.
Лучше всего, если удастся лично связаться с учителем медитации, и помимо этого, нужно обратить должное внимание на неразрешённые этические проблемы, которые не дадут уму развиваться до тех пор, пока не будут разрешены.
Важно также приложить большие усилия для того, чтобы искренне вести жизнь в соответствии с буддийскими стандартами. Когда эти наиболее основные вопросы игнорируются, не стоит и надеяться на какое-либо серьёзное продвижение по Срединному Пути.


Автор текста: Бхиккху Кхантипало Тхера
и упасака Ургьен Сангхаракшита
Традиция Тхеравада. Буддаяна
Источник: https://dhamma.ru/lib/authors/khantipalo/khantipalo.html#section7
….

Previous Сангха как сообщество духовных друзей на Пути - Ургьен Сангхаракшита
Next Из бесед с Бханте Пуннаджи. "Подумай"

Об авторе

Вам также может понравиться

Пустота и дуккха

Па Аук Тоя Саядо — О пустоте в Тхераваде (sunnata)

Будда ответил ему стихами: как на пустой (suññato), взирай ты на этот мир, Могхараджа, всегда с памятованием; Разрушив обычное понимание «себя», ты поборешь и смерть; Владыка смерти не узрит того, кто так смотрит на мир.

Лекции

Распутать настоящее. Роль надлежащего внимания — Тханиссаро Бхиккху

Врач, который разрабатывает теорию 16 видов головной боли только для того, что лечить их все аспирином – тратит время впустую. Но тот, кто заметил, что различные виды головной боли поддаются на различные виды лечения, и разработал точный тест для различения головных болей – тот сделал подлинный вклад в медицинскую науку.

Медитация

Небольшое интервью с Аджаном Сучитто

Конечно же, Правильные Воззрения усиливаются в некоторых случаях точными исследованиями. Так что вы обязаны сделать это сами — ради себя, чтобы вернуться назад, чтобы прийти обратно к Будде. Было бы глупо не попытаться оказаться как можно ближе к самому Учителю, к Татхагате.