Созерцание чувств — Ньянапоника Махатхера

Созерцание чувств — Ньянапоника Махатхера

От редакции: выражаем признательность и благодарность Бхиккху Бодхи из Буддистского Издательского Общества (BPS) за разрешение использовать приведённую ниже статью из «Видения Дхаммы»

«Чувствовать — значит жить!» — воскликнул немецкий поэт, и хоть его слова могут показаться преувеличением, они указывают на ключевую роль, которую чувства играют в человеческой жизни. Нарочно или нет, но большинство людей проводит дни и ночи в страстных попытках испытать приятные ощущения и избежать неприятных. Все человеческие амбиции и влечения направлены на эту цель. От простых развлечений обычного человека до властных стремлений сильных мира сего и творческих порывов великих артистов — все в основе своей подчинено желанию получить удовольствие, достичь удовлетворения и стать счастливым.

Приятные ощущения принимают разнообразные формы, и страстное желание испытать их во всём многообразии и интенсивности порождает столь же многочисленные и разнообразные направления деятельности и образы жизни. Во имя удовлетворения «принципа получения удовольствия» было совершено множество героических деяний и куда больше поступков, далёких от геройства. Мы наблюдаем за тем, как в современном мире страстное стремление к физическому комфорту, эмоциональному удовлетворению и чувственным наслаждениям растёт в геометрической прогрессии.

Во всех крупных странах возникли тысячи отраслей промышленности и служб, в которых задействованы миллионы работников, использующих всю магию технологий для того, чтобы, в первую очередь, возбуждать, а затем удовлетворять тягу к удовольствиям и удобству. Обеспечивая сомнительные пути ухода от реальности, эти поставщики эмоциональной и чувственной щекотки пытаются в то же время ослабить беспокойство, унять скуку, заглушить фрустрацию и неудовлетворённость, которые распустились буйным цветом в наш «тревожный век».

Из этого краткого обзора каждый может оценить значимость краткого высказывания Будды: «Все вещи сходятся в ощущении». Центральное положение чувств в человеческой жизни также проясняет, почему Будда выделял их в отдельную категорию наряду с пятью составными совокупностями личности (pancakkhandha) и как отдельный объект для созерцания в четырёх основах осознанности (satipatthana).

В точном определении ментальных состояний, принятых в Буддийской психологии, чувства (vedana) понимаются как распознавание малейшего (пустого, голого) ощущения как приятного, неприятного (болезненного) и нейтрального (безразличного). Они отличаются от эмоций, более сложного явления, возникающего на основе чувствования, к которому добавляются разные наслоения оценочного, волевого и познавательного характера. Чувства в буддийском понимании — это вторая из пяти совокупностей, составляющих то, что условно принято называть «личностью». Конкретные факторы, действующие в эмоциональном плане, относятся к совокупности психических образований, (sankharakkhandha), четвертой совокупности. Все эти четыре психических совокупности неразрывно возникают во всех состояниях сознания: чувствах, восприятии, психических образованиях и сознании. Поскольку чувства ассоциируются с эмоциональными факторами, их иногда путают друг с другом, но при ближайшем рассмотрении между ними видна разница.

Чувства возникают всякий раз, когда происходит встреча трёх факторов: органов чувств, объекта и сознания. В буддийской психологии эта встреча называется ощущением, контактом или столкновением (phassa).  Ощущение — это ментальное, а не физическое событие. Оно состоит из шести компонентов, будучи обусловленным одним из шести 5 физических чувств или умом. Это шестикомпонентное ощущение является главным условием для возникновения соответствующих шести переживаний, порождаемых контактом пяти физических чувств и ума. В формуле взаимозависимого возникновения (paticca-samupada) эти взаимоотношения выражены связью: «Ощущения порождают переживания» (phassa-paccaya vedana). Следующие за ними эмоции возникают в соответствии со следующим звеном взаимозависимостей: «Эмоции порождают страстное желание» (vedana-paccaya tanha).

 Чувство, возникающее от контакта с визуальными формами, звуками, запахами и вкусами всегда нейтрально. Приятные или неприятные ощущения необязательно следуют в отношении этих четырех чувственных восприятий; но, возникнув, они знаменуют собой дополнительный этап процесса восприятия, следующий за нейтральным чувством, которое является первой реакцией. Однако тактильные воздействия, такие как прикосновение или давление, могут вызвать как приятные, так и неприятные чувства. Ментальные впечатления вызывают радость, печаль или нейтральное чувство равнодушия.

Чувство является одним из общих для всех типов сознания психических факторов (cetasika). Иными словами, каждый сознательный опыт имеет чувственную окраску, приятную, неприятную или нейтральную, причём сама по себе она обладает отличимым качеством. Последующие эмоциональные, практические, нравственные или духовные ценности, связываемые с каким-либо конкретным чувством, определяются соединёнными с ними психическими факторами, принадлежащими совокупности психических образований. Именно качество этих психических функций определяет, будет ли зарождающееся чувство хорошим или плохим, благородным или низким, каммическим или нет, мирским или трансцендентным.

Поскольку чувство в своем первичном состоянии просто регистрирует воздействие объекта, само по себе оно лишено эмоциональной предвзятости. Только при допуске волевых оценок появляются эмоции, такие как желание и любовь, отвращение и ненависть, беспокойство и страх, равно как и искажённые взгляды. Но эти примеси появляются необязательно, поскольку эмоции не есть неотъемлемая часть того или иного чувства. На самом деле в течение дня мы получаем массу слабых впечатлений, которые отмечаем лишь как очень незначительные и краткие ощущения, не реагируя на них эмоционально. Это показывает, что психологически возможно остановиться на стадии «голого» чувства и этого можно достичь намеренно с помощью осознанности и сдержанности, даже в тех случаях, когда стимул достаточно силён, чтобы преобразовать чувства в эмоции. Таким образом, фактический опыт показывает, что вечный круговорот зависимого происхождения может быть остановлен на стадии чувства, и что нет неотвратимости возникновения жажды вслед за чувством. Здесь мы сталкиваемся с чувством как с ключевым фактором на пути к освобождению и можем увидеть почему, согласно традиции Буддизма, созерцание чувств всегда высоко ценится как эффективная помощь на этом пути.

Созерцание чувств является одной из четырех основ осознанности (satipatthana).  Как таковое, оно может выполняться в рамках медитативной практики, направленной на развитие видения вещей такими, какие они есть (випассана). Однако важно помнить, что Созерцание должно также применяться в повседневной жизни, когда чувства склонны превращаться в нездоровые эмоции. Конечно, не стоит пытаться вызвать в себе определённые чувства только, чтобы попрактиковаться: их надо внимательно рассматривать по мере возникновения естественным образом. У вас будет достаточно поводов при условии, что ум достаточно бдителен и спокоен, чтобы уловить чувства в их первичной стадии.

Ньянапоника Махатхера

В созерцании в первую очередь должна присутствовать внимательная осознанность возникающих чувств. Их следует четко различать как приятные, неприятные (болезненные) или нейтральные. Нет такого понятия, как «смешанные чувства».

Внимательность должна поддерживаться в течение короткого периода определенного чувства, вплоть до его прекращения. Если точка исчезновения чувств неоднократно видна со все увеличивающейся ясностью, становится гораздо легче предотвратить возникновение эмоций, мыслей и волевых актов, которые обычно следуют за ними так быстро, что часто становятся неразрывно связанными с ними. Приятные ощущения обычно связаны с наслаждением и желанием, неприятные — с отвращением, нейтральные — со скукой и замешательством, кроме того, они служат фоном для ложных взглядов.  Однако, когда «голое» внимание направлено на возникновение и прекращение чувств, появление этих загрязнений не будет допущено. Если они все-же появятся, они тут же будут распознаны и этого часто оказывается достаточно, чтобы остановить их дальнейший беспрепятственный рост.

Если чувства воспринимаются, как появляющиеся и лопающиеся пузыри, их связь с жаждой и отвращением будет ослабевать до тех пор, пока окончательно не разорвется.  Эта практика, помимо уменьшения симпатий и антипатий, приводит к раскрытию внутреннего пространства для роста более совершенных эмоций и добродетелей: для любящей доброты и сострадания, для удовлетворенности, терпения и воздержанности.

В этом созерцании особое значение имеет диссоциация чувств даже от самых слабых мыслей об «я» и «мое». Не должно быть никаких эго-ссылок на себя как субъекта: «Я чувствую (и, следовательно, я существую)». Также не должно быть каких-либо мыслей о владельце чувств: «Я испытываю приятные ощущения. Как я счастлив!» С мыслью: «Я хочу, чтобы это продолжалось» возникает жажда. А при мысли «Мне больно. Как я несчастен!» и стремлении избавиться от боли, растёт отвращение.

Избегая этих ложных и далеких от реальности представлений, следует быть в курсе относительно чувств, как условного и преходящего (кратковременного) процесса. Осознанность должна быть начеку, сфокусировавшись на неприкрытом факте, что есть лишь психическая функция того или иного чувства; и это понимание  не должно служить никакой другой цели, кроме знания и осознанности, как указано в Сатипаттхана Сутте. Пока чувства по привычке привязывают к человеку, который их «испытывает», в том числе даже во время медитации, какой-либо прогресс в созерцании невозможен.

Осознание чувств без соотнесения с эго также поможет чётко их отличить от физических раздражителей, которыми они вызваны, а также от последующих психических реакций на них. Таким образом медитирующий сможет сохранить концентрацию исключительно на чувствах, не отвлекаясь на другие области. В этом заключён смысл фразы «он созерцает чувства в чувствах», как говорится в Сатипаттхана Сутте. На этом этапе практики медитирующий ближе познакомится с «озарением-постижением проницательного ума и материальности (nama-rupa-pariccheda)».

Дальнейший прогресс, однако, потребует стойкости во внимательном наблюдении каждого момента, когда чувство возникает и уходит. Это приведет к углублению опыта постижения непостоянства (аничча), одного из главных врат окончательного освобождения. Когда в ходе медитации озарения момент исчезновения чувства становится все более ярко выражен, непостоянный характер чувств глубоко поразит ум медитирующего.   Этот опыт, накопленный также посредством наблюдения за другими психическими и телесными процессами, постепенно оформится в «озарение-постижение растворения» (bhanga-nana). Достигнув этой стадии, медитирующий окажется на пути к дальнейшему прогрессу.

Именно в практике медитации прозрения созерцание чувств может развернуться во всю свою силу в качестве эффективного инструмента для разрыва цепи страданий в ее самом слабом звене. Кроме того, те, кто посвящают некоторое время тихому размышлению о своих чувствах и эмоциях в повседневной жизни, могут получить значительные преимущества. Даже если делать это задним числом, можно обнаружить, что чувства можно разделить на составные. Подобное вдумчивое ретроспективное созерцание поможет уловить момент появления чувств и эмоций и предотвратить от последующих эмоциональных перекрёстных потоков восторга и уныния. Постепенно ум достигнет высокого уровня стойкости и уравновешенности, просто путём простой процедуры исследования и пересмотра своих чувств и эмоций.

Однако, нет необходимости и обязательности постоянной практики. Созерцание надо практиковать в подходящий момент ограниченное время, пока не станет ясен механизм появления эмоций вслед за чувствами. Такое понимание процесса будет результатом увеличения контроля над эмоциональными реакциями, контроля, достигнутого естественным, непринужденным путем. Не нужно бояться, что сосредоточение ума на чувствах и эмоциях в описанном выше порядке, приведет к холодной отрешенности или эмоциональности.  Напротив, ум и сердце станут более открытыми для тонких переживаний, подобных дружбе, человеческой симпатии и терпимости. Оно (сосредоточение) не исключает теплые человеческие отношения, наслаждение красотой в искусстве и природе. Но оно избавит от лихорадки цепляния, так что эти переживания принесут более глубокое удовлетворение, чем это возможно, когда ум наводнен бурными эмоциями.

Жизнь, прожитая таким путем, может привести к зрелому желанию использовать созерцание чувств для высшей цели: окончательному освобождению ума от страданий.

До своей кончины в 1994 году в возрасте 93 лет дост. Ньянапоника был старейшим в мире монахом линии Тхеравада с Запада, как по возрасту, так и сроку, прожитому в Сангхе. Он обрел всемирное признание за свое авторитетное представление Буддизма Тхеравады и ясные переводы текстов с языка пали на английский и немецкий языки. Его лучшая книга «Сердце буддийской медитации» стала современной классикой буддийской литературы и переведена на 7 языков.


Автор текста: дост. Ньянапоника Махатхера
Перевод:   Татьяна Ремизова
Источник: http://www.budsas.org/ebud/ebmed061.htm
….


Previous Тханиссаро Бхиккху — Чистота сердца
Next Па Аук Саядо - Практика развития доброты (метта-бхавана)

Об авторе

Вам также может понравиться

История школ

Что такое Тхеравада? — Маунг Кьяук Сеинн

Данная статья – это скромная попытка объяснить термин «Тхеравада» как с позиции грамматики, так и истории и буддийской доктрины. Краткий экскурс в историю происхождения термина «Тхеравада».

Sila. Начальный уровень

Нравственность как условие практики — Тханиссаро Бхиккху

Многие из нас, услышав, что это первое, чему учит Будда, наверное, сбежали бы. Мы любим свою страсть, мы любим желание. Но обратите внимание, Сарипутта начинает с действия. Будда учит вас что-то делать. Чем же опасны желания и страсть к этим явлениям?

Лекции

В глазах мудрых людей — Тханиссаро Бхиккху

Будда начинает с того, что связывает здоровый стыд со здоровым чувством чести, с чувством того, что вы достойны уважения за то, что придерживаетесь высокого нравственного уровня поведения. В этом смысле стыд – это признак высокого уровня, а не низкого, это признак самоуважения.