Как появилась Махаяна — Кхеминда Бхиккху

В настоящее время проблема изучения возникновения Махаяны в российской буддологии слабо изучена, большинство буддологов предвзяты и так как сами являются махаянистами излагают в целом позицию сугубо Махаяны. В данной статье я попытаюсь кратко пролить свет на предпосылки возникновения Махаяны и её постепенное появление. 

Итак для понимания предпосылок нам в первую очередь стоит обратиться к поздним текстам ранних школ Буддизма. Самое первое упоминание термина бодхисатта (санскр. Бодхисаттва) упоминается чаще всего в суттах Маджхима никаи например в МН 36, где Будда, употребляя термин бодхисатта по отношению к себе в прошлом, до достижения им пробуждения, обозначает этот термин в заурядном ключе, не приписывая термину бодхисатта благородных качеств, в отличие от Махаяны, приписывающей ему статус Арья: “когда я всё ещё был непробуждённым бодхисаттой, такая мысль пришла ко мне: «Жизнь домохозяина – ограниченный и пыльный путь. Бездомная жизнь подобна бескрайним просторам. Живя домохозяйской жизнью, трудно практиковать святую жизнь, которая была бы идеальной и чистой, [словно] отполированный перламутр. Что если я, сбрив волосы и бороду и надев жёлтые одежды, покинул бы жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?»

Уже в более поздних работах Кхуддака никаи, таких как: ападана, буддавамса и чарьяпитака появляются ранние махаянские идеи такие как Буддкхетта (Буддакшетра) и парами, вместе джатаками всё это сформировывает одну большую концепцию бодхисатты который на протяжении многих жизней перерождаясь совершенствуется в парами с целью стать саммасамбуддой.

Наконец постепенно Махаяна начинает постепенно всё больше выделяться в отдельную школу.

Сначала она создает Шалистамба сутру в которой заявляется, что сама эта сутра дана бодхисаттвой майтреей (пали. Меттейя). А также начинает рассматривать мир как иллюзию (Майя), главное отличие Махаяны также в этой сутре показывает, что ее передатчики прото-махаяны (возможно, махасангики) знали и принимали теорию зависимого происхождения, которая почти идентична теории палийского канона. Это также показывает намерение консолидировать и систематизировать материал, который можно найти по всему Палийскому канону, с помощью нескольких новых, хотя и консервативных нововведений. Например, эта сутра применяет сравнение семян и растений к доктрине зависимого происхождения, чего нет в палийском каноне. Суть сутры — это «развитие по причине (hetu) в субьективной формуле взаимозависимого возникновения. ( Reat, N. Ross. The Śālistamba sūtra ).

Н. Росс Рит отмечает, что это указывает на то, что ранняя махаянская тенденция не была «сознательно раскольнической», а была просто одной из многочисленных попыток систематизировать и развить учения Будды. В то время как некоторые школы решили включить эту систематизацию в тексты Абхидхармы, протомахаяна решила включить их в сутры.

Следующая Уграпарипричча сутра содержит положительные ссылки как на путь бодхисаттвы, так и на путь архата, последний из которых был очерчен как менее духовный путь в более поздних сутрах махаяны. Это также подчеркивает уединенные духовные практики вместо основанных на сообществе как в очень ранней Сутре Носорога. Центральными темами Уграпарипричча сутры являются практики домохозяина (грихин) и практики бхикшу (правраджита) и бхикшуни (правраджита) подчеркивая важность и превосходство последней группы. Сутра продвигает идеал бодхисаттвы как сложный, строго монашеский путь, требующий завершения тысяч жизней и пригодный только для немногих. В нем также не упоминаются какие-либо другие центральные доктрины махаяны и не ставятся её учения в противоположность тому, что позже будет классифицировано как учения «шравакаяна». Из-за этого такие ученые, как Жан Наттьер, считают, что она относится к раннему периоду развития буддизма Махаяны.

Положение домохозяина считается крайне невыгодным для религиозной практики по сравнению с жизнью правраджиты, и домохозяевам настоятельно рекомендуется монашеское посвящение, как можно быстрее. В «Уграпарипричча сутре» практика бодхисаттвы в лесу (араньяка) предпочтительнее, чем быть деревенским монахом: 
Например, в Уграпарипричча Сутре говорится, что жизнь в отречении от леса представляет собой нормативный буддистский образ жизни для бодхисаттв: «Бодхисаттва, покинувший мир, должен помнить, что жизнь в лесу [араньяваса] было предписано Буддой, и поэтому он должен жить в лесу, потому что таким образом происходит исполнение дхармы «.

Вообще, больший упор на лесное монашество весьма характерен для позднего Буддизма. В то время как в раннем Буддизме, например в АН 6.59 Будда наоборот говорит, что не важно где проживает монах в лесу или деревне, главное как он себя ведёт телом, речью и умом. В то время как поздние сутты в том числе и в Ангуттара Никае противоречат этому утверждению, заявляя что если монах живет в лесу, то он лучше, а если не в лесу, то он хуже. Это наводит на мысль, что определенным людям было это выгодно, вполне возможно, что брамины видя как Брахманизм начал проигрывать Буддизму, решили остановить его распространение путем продвижения в Буддизме идеи о превосходстве лесной жизни над деревенской или городской.

Следующая сутра к которой мы обратимся это Аджитасена Вьякарана нирдеша сутра. Эта сутра показывает такие элементы сутр Махаяны, такие как вера в то, что Арахант может видеть все поля Будды (Буддакшетра), и практиковать то, что позволяет видеть глазами Будды и получать от него учения. Тем не менее, нет четкого разграничения между учениями Махаяны и Шраваков, считающихся низшими в более поздних текстах Махаяны. Слово махаяна в нем не фигурирует. Поэтому эта сутра считается датируемой периодом до того, как буддисты, придерживавшиеся «махаянистских» взглядов, начали считать себя отличными от основного буддизма. (Williams, Paul.) Махаяна начала отделять себя от основного Буддизма в отдельную школу лишь с формированием двух основных направлений Махаяны, а именно учение о Праджняпарамите и учение о Чистых землях. Учения о Праджняпарамите сформировали собой школу Мадхьямака. Позднее появились другие новые школы Махаяны придерживающиеся таких новых концепций как Йогачара и Татхагатагарбха (Akira, Hirakawa). Эти концепции ещё ближе приблизили школу Махаяны к учениям Индуизма. А позднее на территориях Бенгала и Кашмира Махаяна стала выделяться в отдельную ветвь известную как Ваджраяна, Мантраяна или Тантраяна. По сути таким образом ещё больше сблизившись с Индуизмом и ставшей почти от него неотличимиой. В первую очередь конечно же имеется в виду школа Шиваизма. (см. Sanderson, Alexis. «The Śaiva Age). Но это уже другая история.

Кеминда Бикку, 31 августа 2019 года
Оригинал: https://vk.com/wall429529093_2332

Previous Сангити. Краткая история - Ситагу Саядо

Об авторе

Вам также может понравиться

Путь Бодхисаттвы

Идеал Бодхисаттвы: очерки о появлении Махаяны — Бхиккху Бодхи и другие

Из этого тома мы узнаем об идеале Бодхисаттвы, что этот идеал принадлежит не только Махаяне, но и всем буддийским школам. Идея о том, что Махаяна обладает монополией на это, что является искажением буддизма.

Дхамма Будды

Буддаяна. Сантикаро Бхиккху и Аджан Буддадаса

Он часто упоминал, что мне стоит уже забыть о различных «буддизмах» Тхеравады, Махаяны, Ваджраяны, Чань/Дзэн и всяком тому подобном. Мы все по-настоящему нуждаемся в Buddhayāna, — в коренном изначальном Средстве пробуждения, — так часто заслоняемом самыми различными более поздними измышлениями… 

Дхамма Будды

О безличности ума (сознания) — Махаси Саядо

Благословенный объявил, что сознание ума безлично – потому что оно не следует за нашей волей. Он учил этому, чтобы избавить своих учеников от привязанности к своему «я» как к некому владыке, который управляет и контролирует всё по своему велению.