Концепция пустоты в палийской литературе  —  Дхаммаджоти Тхеро

Концепция пустоты в палийской литературе — Дхаммаджоти Тхеро


Это исследование на тему сунната или сунньята (санскр. шуньята) основано преимущественно на палийских писаниях. Однако ни для кого не секрет, что само понятие сунньята приобрело широкую известность только с появлением философии Мадхьямаки Ачарьи Нагарджуны. Поэтому ни одно изучение палийской суннаты не будет являться достаточно полным без какой-либо ссылки на санскритскую шуньяту, как это понятие представлено в философии Мадхьямаки.

Это исследование было произведено также с целью разъяснения некоторых широко представленных взглядов относительно суннаты. Одним из них является утверждение о том, что это учение не было известно Раннему буддизму или, другими словами, что Учение о пустоте (пустотность) не является учением, которому учил Будда.

Эта точка зрения приобрела такую ​​большую популярность, что ученые калибра Щербацкого, вслед за Т.Р.В. Мурти, смело утверждали, что данное учение о пустоте (сунньята) было революционным новшеством Ачарьи Нагарджуны. Мурти даже дошел до того, что сравнил учение Ачарьи Нагарджуны шуньяту с «коперниканской революцией» в буддийской мысли.

Поэтому, помимо объяснения шуньи / сунньи, как она обнаружена в ранних суттах, в нашем данном тезисе была предпринята попытка также показать, что это учение всегда было хорошо известно Раннему буддизму, Тхераваде. Таким образом, целых две главы нашего исследования были посвящены изучению использования шуньи / сунньи и других связанных терминов в суттах и ​​в постканонической палийской литературе.

Перечисляя и объясняя многочисленные примеры такого использования, можно было установить, что эта идея сунньяты не была неизвестна ни Будде, ни его ученикам. Тем не менее, исследование показывает, что термины сунньа / сунната встречаются всё же не так часто, как термин анатта. Выяснилось также, что даже ученики, хотя они и знали, что означает суннья / сунньята, были гораздо лучше и глубже знакомы с доктриной анатты. Была предпринята попытка изучить, каким же образом доктрина сунньяты становится более известной, затеняя и заслоняя собой первоначальную доктрину анатты.


По мнению ряда исследователей, именно ранние тексты Мадхьямаки, такие как «Астасахасрика-праджняпарамита» и т.д., — способствовали ранней популярности этих понятий как нового религиозного технического термина. Эти ранние Махаянские тексты были ответом на некоторые не-махаянские буддийские школы, которые поддерживали существование некоторых видов метафизических сущностей, которые лежат в основе всего сущего. Из этих школ наиболее известной была школа сарвастивада (вайбхашика), которая принадлежала к большой ветви Тхеравада (традиция Буддаяны).

Эта школа, пытаясь объяснить реальность, выдвинула новый взгляд, в котором говорилось, что во всем есть своя собственная природа (сва-бхава) и что эта свабхава существует во всех трех периодах времени, а именно в прошлом, настоящем и в будущем. Самая ранняя критика этого и других подобных субстанциональных и эссенциалистских взглядов была со стороны махаянистов. В противовес этой точке зрения — ранние махаянские тексты настойчиво подчеркивали пустоту, пустотность (сунньяту) всего. Однако именно Нагарджуна сделал её своим главным тезисом в изложении своей новой философии Мадхьямаки.

В нашей книге была предпринята попытка показать, что доктрина Анатта и суннья / сунньята — не являются двумя противоречащими понятиями. Настоящий исследователь согласен с мнением, что эти два понятия охватывают один и тот же диапазон в своем философском применении; и что предпочтение этому термину сунната / сунньята над анаттой — есть всего лишь смещение акцента. Настоящий исследователь попытался установить эту точку, ссылаясь на текстовые и различные косвенные доказательства.

При этом была предпринята попытка продемонстрировать, что Будда также использовал термин «сунньа» и что он это сделал, не для того, чтобы выявить новую перспективу, а для того, чтобы ещё больше подчеркнуть отсутствие самости или чего-либо, связанного с самостью, как ноумен с феноменом. В подтверждение этого были приведены текстовые доказательства. Также было показано, что «анатта», использованная в ранних суттах, означала не только отсутствие индивидуальной души, — но и отсутствие какой-либо сущности как в составных (самкхата / самскрита) элементах, так и в несоставленных (асамхата / асамскрита) элементах, то есть — Ниббану. Таким образом, было ясно показано, что анатта означает «пустота» всего, включая ниббану (нирвану).

Современная наука пыталась представить события таким образом, что Ачарья Нагарджуна дал принципиально новую интерпретацию доктрине Патичча-самуппада (Взаимо-обусловленное Возникновение и Прекращение) и что именно Ачарья Нагарджуна представил её как центральную философию буддизма.

Согласно учениям настоящего исследователя, верно, что Ачарья Нагарджуна делает упор только на аспект относительности Патичча-самуппады, в то время как Ранние сутты больше навязывали свой аспект Зависимого происхождения и обусловленности. Ещё раз повторюсь, это только разные точки зрения или перспективы, с которых рассматривается одна и та же доктрина. Это два различных акцента в Патичча-самуппаде, понимаемой либо как взаимозависимость, обусловленность, либо как относительность. В конечном итоге, оба эти два аспекта не могут быть разделены.

В начале раздела Ранних сутт о Патичча-самуппаде было представлено объяснение причинности, и при этом Будда должен был показать, что теории причинности, которые превалировали в те времена, и которые называли в качестве причин самосоздание (saya katam), внешнее творение (param katam), затем как самосоздание, так и внешнее творение одновременно, а также отсутствие причин или случайную причину (ahetu-appaccaya, adhicca-samuppanna или yadurchavada) — являются глубоко ошибочными. Его объяснение патичча-самуппады было сосредоточено на отклонении всех этих других причинных теорий.

Школа Махаяны Мадхьямака, однако, подчеркивает аспект реальности Патичча-самуппады и использует его в качестве контраргумента с целью аннулирования теории свабхавы. Из-за этого патичча-самуппада считалась в Махаяне скорее объяснением тотальной пустотности всего. Два объяснения, а именно: буддийская школа Тхеравады и философия Махаяны в отношении понимания принципа патичча-самуппады не отличаются друг от друга по духу, хотя отличаются акценты. И, конечно же, следует признать, что акцент может значительно варьироваться в зависимости от обстоятельств и цели, для которой используется принцип.

Хотя некоторые ученые пытаются показать, что именно Ачарья Нагарджуна поднял Патичча-самуппада до статуса центральной доктрины в философии буддизма, настоящий исследователь попытался показать, что уже Ранний буддизм видел эту доктрину точно таким же образом, полагал уже изначально именно так. Например, содержание просветления будды часто описывается как знание о Патичча-самуппаде. Все остальные доктрины Дхаммы основаны и объяснены в соответствии с Патичча-самуппадой.

Кроме того, «Каччаянаготта сутта» очень четко выражает тот же самый принцип, который называется проповедью срединности (Маджджхима дхамма), что означает, что это (маджджхима / мадхьяма) самое важное и центральное учение. Следует также помнить, что в «Махахаттхи-падопама сутте» Патичча-самуппада приравнивается к Дхамме, что означает, что она является самой сущностью, выраженной сутью учения Будды.

Однако следует отметить, что именно Ачарья Нагарджуна сделал её выдающейся в качестве центральной темы философии буддизма, не ограничиваясь одним лишь объяснением дуккхи, как это было в Раннем буддизме Тхеравады. Кроме того, следует признать также тот факт, что в ранних буддийских суттах Срединный Путь используется в смысле пути, в значении правильного понимания пути или практики, и «Маджхима патипада» идентична Благородному Восьмеричному Пути.

Но именно Ачарья Нагарджуна выявил, что это Патичча-самуппада, которая является самым фундаментальным разделом в Учении Будды, и что даже он обеспечивает философскую основу для практики. Признание того, что тем самым мы подчеркиваем истинный дух учения Будды, принадлежит Ачарье Нагарджуне.

Далее глава была посвящена изучению различных медитативных практик, рекомендуемых в Раннем буддизме Тхеравады, которые приводят к реализации сунньяты. Особое внимание было уделено двум суттам, а именно: чула-сунньяте и маха-сунньяте, обе они из раздела Маджхима-Никая. Это показывает, как Будда подчеркивал необходимость усвоения понимания пустотности всего, и он описывает, как это можно сделать. Эта глава будет интересна тем, кто желает понять, как медитативная практика может быть использована для личного переживания пустотности всех явлений.

Также глава была посвящена тому, чтобы показать, что информация о пустоте содержится не только в канонической сутте, которая говорит о суннье / сунньяте, но также есть многочисленные ссылки на неё в постканонических текстах, таких как Висуддхимагга.

В этой главе также раскрывается, что Палийская традиция не знала о развитии концепции шуньи (шуньяты), которая имела место в других не-тхеравадинских традициях. Настоящее исследование показало, что концепция Ниббаны / Нирваны как в Раннем буддизме Тхеравада, — так и в поздней Мадхьямаке Махаяны схожи; обе традиции отстаивают положение о том, что Ниббана / Нирвана может быть реализована путем исправления искаженного видения, ошибочного представления, вытесняя все «взгляды» (дришти / диттхи), которые искажают правильное понимание реальности.

Оба учения утверждают, что окончательное знание относится к пониманию Истинной природы вещей. Правильное понимание в Раннем буддизме Тхеравады означает воспринимать все вещи как аничча (непостоянные), дуккха (неудовлетворительные / страдательные) и анатта (без души, без сущности или собственной природы). Согласно Мадхьямаке, это знание состоит в том, что всё воспринимается как пустое, пустотное (суннья), не имеющее сва-бхавы (собственной природы).

Из этого ясно, что при всех различиях в терминологии, по духу как Ранний буддизм Тхеравады, так и позднее учение Мадхьямаки Махаяны, отстаивает по сути во многом одно и то же. Это подтверждается ещё и тем фактом, что Будда иногда советует, что для того, чтобы избежать этого цикла рождения и смерти, мы должны научиться всё видеть пустым (суннато локам авекхассу).

Основное различие, которое нынешний исследователь видит между Ранним буддизмом Тхеравады и Мадхьямакой Махаяны — в ​​их подходе к суннье — состоит в том, что первый делает больший акцент на личных эмпирических экспериментах в понимании пустоты (сунната) всех явлений, а последний делает упор на логике и рассуждениях, ведущих к интеллектуальному пониманию этого. Однако это не означает, что Мадхьямака не подчеркивает важность практического усвоения этого знания.

Автор настоящего исследования считает, что использование Ачарьей Нагарджуной рациональной логики и разума обусловлено обстоятельствами времени и целью, для которой была составлена ​​его работа «Муламадхьямака-карика». Этот текст был составлен не как руководство к практике, а как резкий категорический ответ в полемике против реалистов и субстанционалистов. Отсюда и преобладание логики и разума.

Посредством этого нынешний исследователь нашел более реальное доказательство, чтобы согласиться с мнением о том, что Ачарья Нагарджуна не пытался представить какое-либо новое учение, но предпринимал согласованные усилия, чтобы напомнить ученым монахам своего времени о том, что они отклоняются от учения Будды. Две строфы приветствия Будде в начале и в конце этой книги (Муламадхьямака-карика) очень ясно показывают, что Ачарья Нагарджуна был преданным последователем и восхищался Буддой, и что он пытался подчеркнуть истинное учение (Саддхамма) Будды.

________
Справочная информация: Нагарджуна (150 н.э. — 250 н.э.) был индийским философом и основателем школы Мадхьямака (срединный путь). Его основным вкладом было учение о пустоте, которое дополнительно объясняло учение Будды об отсутствии личности и учение о двух истинах, т.е. о конечной истине и общепринятой истине. Нагарджуна объяснил, что все явления не имеют никакой собственной природы или собственной сущности, и, следовательно, — без какой-либо сущности, они пусты от независимости (т.е. обусловлены). Современные ученые согласились бы с этим и заметили параллели в своих выводах и в этом учении. Нагарджуна особенно высоко почитается в Махаяне, — но, однако, поскольку он не учил идеалу бодхисаттвы, многие ученые теперь считают, что он, возможно, был тхеравадином.

Текст: Дхаммаджоти Махатхеро
Перевод:  Олег Шашков aka @NiMa
Традиция Тхеравада. Колесница Буддаяна

Источники: Tricycle, The Buddhist Review, 2007
Nagarjuna, Indian philosopher 

The Concept of Emptiness in Pali Literature
Emptiness in the Theravada
….

Previous Махаяна и Тхеравада - досточтимый Махаси Саядо
Next Польза долговременной медитации - Бханте Гунаратана

Об авторе

Вам также может понравиться

Остальные учителя

О чём не говорил Будда (авторское исследование)

В интернете можно встретить огромное количество цитат великих людей, и часто у нас нет возможности проверить, действительно ли они это говорили. Эти псевдоцитаты искажают действительность и запутывают людей. Так обстоит дело и со словом Будды, его переиначивают, не оставляя от учения никакого следа.

Наука и жизнь

Размышление о безличности, медитации и многом другом — Аджан Сумедхо

Чувственный мир – это раздражение, трения и противоречия. Но если мы будем применять эти наставления, то станем очень терпеливыми, незлобивыми, зрелыми созданиями, привлекательными и мудрыми существами.

Лекции

Ложь и Лотосовая сутра — Юттадхаммо Бхиккху

В Лотосовой сутре утверждается, что основные аспекты сорокапятилетнего учения Будды — это ложь, предназначенная для того, чтобы привести заурядных людей к его подлинной дхарме …